Муниципальное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа  оксовский центр образования" им. Героя Советского Союза В.Я. Петрова

gerb.jpg

СМИ О НАС.jpg
Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Задать вопрос директору
Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*

Литературная гостиная

лит гостиная.jpg 

В.Кобзев в гостях у 5 "Б" кл. 15.01.2016

Презентация книги стихов Анатолия Иванена "Я в этот мир пришел издалека ..." 2.12.2014

Презентация романа Юхани Конкка "Огни Петербурга". 21.11.2014

Константинов П.И. Презентация книги стихов "Родное". 31 октября 2014 г.
Константинов П.И. в гостях у 4 класса. 2 октября 2014 г.
 






Виктор Викторович Кобзев в гостях у 5 "Б" класса. 15.01.2016


Виктор Кобзев – член Союза художников России, Международной Федерации художников ЮНЕСКО, организации «Полярные художники», его имя внесено в энциклопедию Кольского полуострова.


P1130082 веб.jpg


P1130083 веб.jpg


P1130087 веб.jpg


P1130091 веб.jpg










Презентация книги стихов Анатолия Иванена "Я в этот мир пришел издалека ..."

20141202_160159.jpg

20141202_155301.jpg

20141202_160136.jpg

20141202_153855.jpg

20141202_150014.jpg

 

Кудрявцев В.И.

«Не верю я, что наша связь прервалась…»

31 декабря 2013 года трагически оборвался земной путь русского поэта щемящей тональности Анатолия Вильямовича Иванена. Последние месяцы своей жизни лауреат литературной премии им. Бориса Корнилова жил в ожидании выхода к читателям своей новой книги стихов.

Не довелось…

17 апреля 2014 года, когда поэту исполнилось бы 64 года, в Токсовской общеобразовательной средней школе прошёл День его памяти.

Именно в Токсовской школе он, немец по матери, финн-ингерманландец по отцу, делал свои пробные шаги в мир русской Поэзии. И хвала педагогу школы, словеснику Харченко Александре Ивановне – она стала первым путеводным наставником, а затем и проводником, приоткрывшим ему, тогда подростку, дверь в чудодейную страну Поэзии.

…9 мая 1964 года 14-летний Анатолий Иванен прочтёт на Токсовском воинском кладбище своё первое, по-взрослому серьёзное стихотворение.

Александра Ивановна Харченко буквально за руку приведёт, а точнее, привезёт на электричке во Всеволожск и сдаст юного поэта Николаю Дмитриевичу  Солохину – руководителю литературного объединения «Ладога» и журналисту районной газеты «Невская заря».

Через три года юноша восторженно напишет:

Мне кажется, я – на дне океана,

А люди, живущие на берегу,

Зажигают огни для меня постоянно

И ждут меня, ждут к своему очагу.

Это четверостишие будет напечатано в районной газете и станет первой публикацией 17-летнего Анатолия Иванена.

А позже, словно прозрев, Анатолий Иванен будет восклицать:

О, Господи, в какой ещё стране

На протяженье целого столетья

Ты позволяешь править сатане?

Ещё чуть-чуть – и стану сатанеть я.

Но не осатанел, не заплутал, не сбился с пути, не загрязнил себя, сохранил свой голос поэт, хотя:

… «Живи как все», – звучал мне голос в роще

И уводил в укромный уголок,

А я не мог, я понимал, что проще

Так жить, «как все»,

…………………но только жить не мог.

И это давало ему полное право громогласно заявить:

Вот и жизнь превратили в игру,

Всё подобно грачиному граю,

Хорошо, что на этом пиру,

Я ни с кем ни во что не играю.

…Через всю жизнь пронесёт поэт любовь к своему дому в Хиттолове, к Токсовской школе, к её учителям, а «глаза в глаза» познакомить со своим творчеством – не случилось.

И потому вдвойне горестнее звучали в стенах школы стихи безвременно ушедшего поэта.

И потому состоявшаяся 2 декабря 2014 года в Токсовском центре образования презентация посмертной книги избранных стихов поэта – была реквиемом по Анатолию Иванену.

Благодаря Галине Михайловой – председателю комиссии по литературному наследию, подарившей школе библиотеке, школьному музею и литературной гостиной личные вещи, предметы и книги Анатолия Иванена, в зале была воссоздана атмосфера, в которой творил поэт.

На презентацию посмертной книги поэта из Финляндии приехала его сестра Валентина Вильямовна с мужем Подуловым Николаем Павловичем; из Соединённых Штатов Америки прилетела двоюродная сестра Смирнова Эмма Эмильевна.

Перед представителями общественности и администрации Токсовского городского поселения, работниками Культурно-досугового центра, членами Общественного совета и Совета по культуре, жителями Санкт-Петербурга и учениками 9-х классов с экрана, в слайдовой записи, в исполнении школьников звучали стихи из посмертной книги Анатолия Иванена.

Фесенко Даниил, Ициксон Кристина, Мининков Андрей, Торопова Анастасия, Павлов Даниил, Семёнов Владислав, Базанова Кристина, Александрова Виктория, Евграфов Виктор не только добросовестно выполняли задание заведующей школьной библиотекой Татьяны Ивановны Бардак, но и старались «сыграть» каждое стихотворение, проиллюстрировать его «настроение» выбором определённого ракурса: одни усаживались в старинное плетёное кресло, подаренное школьному музею и литературной гостиной потомками поэта Михаила Лозинского и писателя Алексея Толстого, чья дача-домина простояла в Токсове без малого сто лет, до сентября 2014 года, другие располагались за спинкой кресла и декламировали, дирижируя себе рукой, держащей гусиное перо.

Экранные чтецы перемежались живыми, из зала. Заведующая школьным историко-краеведческим музеем Нина Борисовна Ильина; директор средней общеобразовательной школы «Токсовский центр образования» Наталья Геннадьевна Никандрова; старейший учитель, ветеран народного образования и почётный житель Токсова Ирина Ивановна Филатова, очарованные и растревоженные силой поэзии Анатолия Иванена, нашли свою интонацию прочтения.

…И смотрел, смотрел с экрана поэт, и читал, читал, сидя у заросшей протоки, свои пронзительные стихи:

Бабушка дала мне доброту.

Мать – свой ум, доверчивость

И нежность.

А отец сказал: пока расту –

Ничего не даст…

А подрасту –

Сам возьму всё то, что захочу,

И меня похлопал по плечу.

Бабушки уж нет… Но доброта

Всё во мне живёт, как сирота.

Материнский ум… Но счастье в том,

Чтобы просто жить своим умом.

Я беру от жизни, что хочу,–

Некому похлопать по плечу.

…И лилась, лилась с экрана рвущая душу любимая мелодия поэта – Полонез Огинского «Прощание с Родиной»…

И вторил мелодии ученик 6-го класса Усуфалиев Максуд, исполнивший «вживую» песню на стихи Анатолия Иванена…

…Смерть всякого неординарного поэта – словно побудка, словно некий посыл нам, живущим.

14 апреля 2014 года, в день памяти поэта, Галина Михайлова высказала мысль о проведении в Токсове ежегодных литературных чтений. Идею не только с энтузиазмом поддержали директор Токсовского центра образования, заведующие школьной библиотекой и школьным историко-краеведческим музеем им. Героя Советского Союза Петрова В.Я., но и было предложено расширить тематику и географию чтений.

Среди учеников объявлен творческий литературный конкурс «В ожидании чуда», итоги его решено подвести 17 апреля 2015 года, в день рождения поэта.

С 2015 года «Токсовские чтения», учреждённые общественностью Токсова и Токсовским центром образования «Средняя общеобразовательная школа» будут ежегодными.

Одним из учредителей «Токсовских чтений», консультантом и разработчиком их регламента стало Санкт-Петербургское отделение Союза писателей России, возглавляемое Борисом Орловым.

«Не верю я, что наша связь прервАлась…», – писал в одном из своих стихотворений Анатолий Иванен.

Слова большого поэта – всегда слова пророческие.

Владимир КУДРЯВЦЕВ


ф

ф

«Неисповедимые» пути Анатолия Иванена

Трудно писать о поэте, который считал тебя своим земляком и приятелем.

Трудно писать о поэте, в расцвете своего творчества трагически ушедшего из жизни.

«…Господние пути неисповедимые»* – прихохатывая приговаривал всякий раз Анатолий, когда мы обнимались, радуясь очередной встречи. А уж кто-кто, а Анатолий, – сибиряк по рожденью, немец и финн-ингерманландец по крови, русский по широте души, мировосприятию и поступкам – в этом убедился с лихвой. Не в доме матери в Колтушах, не в отцовском доме на берегу озера Хепоярви, не в бабкиной избе в Хиттолове, а у слияния реки Лены с морем Лаптева суждено было появиться на свет будущему поэту.

«Всё былое особой метой отмечается с ранних пор». Одна из таких мет – среди заснеженного белого безмолвия невесть откуда взявшийся якут, который и спасает уходящего под лёд шестилетнего Анатолия.

«Господние пути неисповедимые…»

В 1959 году родители Анатолия Иванена вернулись домой, туда, откуда были изгнаны сталинскими опричниками – на историческую родину, Токсово, деревня Хиттолово.

И потому 17 апреля, в день своего рождения Анатолий Вильямович непременно выпивал и за того, чья дата рождения совпадала с этой датой – за Никиту Сергеевича Хрущёва.

«Мы с Хрущёвым апрельские, дети оттепели», – похохатывал Анатолий.

«Для меня Хрущёв с детства был освободителем, – признавался поэт, – хотя никогда я себя ущемлённым в правах не чувствовал, потому что знал свою связь с родной землёй и нарушить эту связь не могли никакие вандалы, стоящие у власти».

Школьные годы.

С пятого класса Анатолий пошёл в Токсовскую школу, в ту самую, где учился его отец Вильям Иванен, а во время Великой Отечественной войны был госпиталь.

Такое было испытанье

Учиться в школе, где с войны

Дух сердобольный, госпитальный

Хранили стены. Пацаны,

Мы набегали утром рано

Гурьбою шумной в ту обитель,

Где врачевали людям раны,

А нас учил добру учитель.

Всё было так на самом деле.

Смотрел и я, забыв про класс,

В окно, в которое глядели,

Быть может в свой последний час

Бойцы, измученные ночью,

На те берёзы под окном…

Они их видели воочию

И засыпали вечным сном.

Но всё стояли как живые

Деревья, к небу обратясь,

Глотая капли дождевые,

Осуществляя в мире связь

Тех взглядов, выплаканных с болью,

И тех, что с ними заодно,

как продолжение, с любовью,

Обращены в одно окно.

…Сразу за школой был великолепный по тем временам стадион со спортплощадкой, на которых проводили районные и областные школьные первенства по футболу и лёгкой атлетике. Стадион стоял на костях 4-х тысяч эвакуированных, умерших в Токсове от голода в 1941-1944 годах.

«…Так что, прыгали, бегали, играли мы в футбол мы костях захороненных, – всякий раз темнел лицом поэт», – говоря об этом.

Кажется, этот страшный грех, эта мета будут преследовать Анатолия всё жизнь.

…В 20 метрах от стадиона – братское воинское кладбище. На этом кладбище и прочитал своё первое стихотворение 14-летний Анатолий Иванен.

«…Всё было плохим, – говорил он. – Но мы верили в светлое будущее. Коммунизм был обещан при нашей жизни, мы представляли. Как прекрасно тогда заживём, и потому были легкомысленны. Но жизнь оказалась труднее. Мы к ней оказались не готовы».Анатолий был младше меня ровно на один год и два месяца, но я смотрел на него как старшего, более зрелого, повидавшего.Не берусь утверждать, относил ли себя поэт к «потерянному» поколению, но в 1986 году поэт напишет одно из лучших, на мой взгляд, своих стихотворений:

Не дожили ребята до «реформы»

Сгорели от вина – не от стыда,

И падали, ослабшие, с платформы

Под мчавшиеся в вихре поезда.

Доверчивые к лёгкому веселью,

Рождённые от видевших войну,

На праздник жизни вынесли похмелье,

Вооружили бедную строну.

Как мяч дырявый был наш облик сплющен,

И дутый мяч катался по бумаге.

Поделены на пьющих и непьющих –

Мы все вздыхали о всеобщем благе.

И трезвенники грели руки молча,

И пьяницы спивались до упаду.

Мы, презиравшие законы волчьи,

Отдали дань звериному укладу.

Мы поклонялись Вакху и Фемиде…

И мир не знал страшнее профанаций.

Исчезли в неосознанной обиде

Все лучшие задатки наших наций.

Анатолий Иванен, скорее всего, принадлежал к поколению «потерявшему» свой Дом. Именно так, с большой буквы. Поэт метался в поисках своего Дома. Якутия, Хиттолово, Токсово, после распада СССР – Россия, из России – в Финляндию. Пожив несколько лет в Финляндии поэт возвращается, как оказалось в горячо любимую им, Россию.

«Какой из меня финн? – прихохатывая жаловался Анатолий, – не могу я там жить, не по нутру мне тамошнее, я русский, я в доску русский, если хочешь, я русский финн».

Ни отцовского дома на берегу озера близь Токсова (дом исчез вместе с деревней Таскумяги), ни бабкиной избы в Хиттолове (сгорела, точнее – сожгли), ни материнской хаты в Колтушах…

Приютило Царское Село.

Но рвалась, рвалась его душа поэта в Токсово. Он был уверен – только на Кавголовских холмах, только на Токсовских высотах, его сердцу будет удобно и покойно.

Не сразит ни пламя, ни разруха,

Мы потомки волевых племён,

В нас такое сочетанье духа,

Чем трудней, тем яростнее он.

Жил как жил, легко и неумело,

Боль превозмогал в себе с трудом.

Всё сгорело, всё во мне сгорело,

Надо строить, строить новый дом.

Дом отражает душу живущих в нём. Каким был бы дом поэта Анатолия Иванена? Удобным и устроенным по сердцу? Или опять – временным пристанищем?

…Как-то однажды, на 505-летии Токсова, на котором Анатолий читал перед сотнями собравшихся земляков свои пронзительные стихи, мы бродили с ним по посёлку.

«Как же, как же вы допустили это?! Что же вы делаете?! – выговаривал мне Анатолий всякий раз, видя то или иное порушенное историческое место, тот или иной порушенный памятник старины. – Мы бы, финны, такого не допустили!»

«Ты не финн, ты русский! И потом, как ты говоришь, господние пути неисповедимые» – парировал я тогда.

«Если бы ты знал, как я хочу здесь жить», – как бы извинился поэт.

…Мы преступно невнимательны друг к другу. Мы всегда заняты только собою, нам всегда интересна только собственная персона. Анатолий Иванен был одинок. Не потому, что все его родные и близкие жили, кто в Финляндии, кто в Нью-Йорке…, не потому. Анатолий Иванен был одинок одиночеством русского поэта, одинок одиночеством, которое нисходит только к большим, истинным талантам.

Каждый сам по себе,

                            Каждый сам по себе…

Были мы одиноки, и в жизненной схватке

Мы порой доверяли не силе – судьбе,

Не кроили её,

                            А играли с ней в прятки…

И не случайно друзья звали Анатолия Иванена: «поэт с трагическим тенором».

…Поздравляя по телефону Анатолия с вручением ему премии им. Бориса Корнилова, я намекнул, дескать, пора, ты теперь, Анатолий, большого очерка заслуживаешь, я мол, готов, я к твоим услугам, напишу, и в школьном музее твою фотографию повешу».

«Вот закончу новую книгу стихов, поставлю последнюю точку, издам книгу, тогда, может, и сговоримся, – хохотнул поэт и добавлял, – господние пути неисповедимые».

...Слова большого поэта всегда слова пророческие.

Когда-то Анатолий написал:

…И в ночь, когда осенний ветер свищет,

И дождь, и грязь,

                       смурная мысль гнетёт:

Как хорошо, что высоко кладбище,

И гроб, поди,

                       так быстро не сгниёт…

Содвинулась деревня…

                        Словно невод

На берегу

                        Дома – что поплавки.

Два озера, направо и налево,

Два озера… Направо…

И налево!

Два озера – уплыть бы!

                      Нет реки!..

Анатолия Вильямовича Иванена похоронили именно на этом кладбище, в могилу отца, похоронили и в дождь и в грязь, под свист ветра и перепляс снежинок, именно между двух токсовских озёр – Кавголовского и Хепоярви. Похоронили там, откуда господними путями неисповедимыми поэт был унесён, и куда через много лет господние пути неисповедимые вернули поэта.

…Нет реки!

Но жизнь поэта – в его стихах.

Владимир Кудрявцев

*– Из автографа, подаренного мне Анатолием Иваненом сборника стихов.

 

  


Презентация автобиографического романа Юхани Конкка "Огни Петербурга"

Перевод Якуба Лапатки

P1090814.JPG
21 ноября 2014 г. в Токсовском центре образования прошла презентация романа финского писателя "Огни Петербурга", писателя, родившегося и выросшего в Токсове, писателя, чья судьба в юношеские годы тесно переплелась с историей нашего края. Это единственная из написанных Ю.Конкка книг, переведенная на русский язык. 
В 2014 году исполняется 110 лет со дня рождения Юхани Конкка. Роман "Огни Петербурга" переведен на русский язык спустя 55 лет после первого издания.
P1090803.JPG P1090812.JPG
В 1-ом ряду: Торгияйнен Михаил Арневич (внучатный племянник Юхани Конкка, писатель), Пюккенен Андрей Юрьевич (зам редактора газеты "Инкери", писатель, автор книги "Былое Токсово").
Во 2-ом ряду: Никандрова Наталья Геннадьевна (директор МОУ "СОШ "ТЦО"), Константинов Павел Иванович (поэт), Дорофеев Олег Петрович (старожил Токсова, мотогонщик), Кудрявцев Владимир Ильич (литератор, краевед), Крюков Алексей Викторович (историк Ингерманландии, врач), Браудзе Михаил Маркович (директор издательства "Гйоль", писатель), Браудзе Елена.
 



Презентация книги стихов Константинова Павла Ивановича "Родное". 31 октября 2014 г.

з1 октября 2014 г. в нашей школе прошла презентация замечательной книги стихов поэта-токсовчанина П.И. Константинова "Родное". Прекрасные, чистые, звонкие строки стихов из сборника звучали в исполнении учащихся нашей школы и гостей. Никто не остался равнодушным, стихи тронули сердце каждого, пришедшего на эту встречу.

P1090387.JPGP1090708.JPG IMG_2870.JPG IMG_1456.JPG IMG_1583.JPG P1070766.JPG P1090726.JPG P1090723.JPG

 IMG_1570.JPG P1090715.JPG IMG_1541.JPG P1090718.JPG



Владимир Кудрявцев

Самородный
талант с родниковыми глазами

Выход очередной книги для автора её – всегда праздник, для читателей – праздник
вдвойне; тем паче, если автор – свой, доморощенный.

Без
малого полвека живёт-поживает в Токсовской веси удивительный человек. Без
малого 45 лет отслужил он преданно и самозабвенно родному лесу, родной природе.
Жил-поживал, и мало кто ведал, что у главного лесничего Токсовского парклесхоза
Константинова Павла Ивановича есть ещё одна стезя – служение родному Слову.

Во дни сомнений,

Во дни раздумий
тягостных

О смысле бытия –

О, словно
русское! –

К тебе вновь
возвращаюсь я!

И мудрость
предков оживает в слове,

И – в корне
слова,

И – в его
основе!

В
основе поэзии Павла Константинова – самородный талант.

«Талантам надо
помогать, / Бездарности пробьются сами!»
– писал советский поэт и переводчик Лев
Озеров. Бездарность– всегда безлика одинакова. Талант же – различен; талант же таланту – рознь.Талант
Павла Ивановича Константинова – тихий, не кричащий, камерный. И не малых усилий
стоило заставить этот талант заявить о себе, убедить показаться людям.

И когда в 2012 году поэтический сборник «Времена года» увидел свет, токсовчане
сразу же по достоинству оценили талант его автора. И не только токсовчане.

«Стихи Константинова порой наивны и непосредственный, но они всегда чисты и истинны,
как лепет ребёнка только-только открывающего, познающего окружающую вселенную.
Трепетная и нежная любовь переполняет всё существо автора. Даёт свободу сердцу
и слову и, вместе с тем, подчиняет себя, заставляет брать в руку перо или идти
в заповедные токсовские леса»,
– так высказался о стихах нашего
земляка известный петербургский критик, поэт, издатель и прозаик Максим Швец.

Как верно! О чём бы ни писал Павел Константинов: о слякотной весне, о жарком,
комарином лете, о промозглой осени, о студёной зиме – ловишь себя на желании забыть
о сиюминутном быте, вышагнуть за порог дома и, – в лес, в луга, на берега озёр,
в окрестности посёлка…

…У дорог, на перекрёстке,

Словно девушки,
гурьбой –

Белогрудые
берёзки

С распушённою
косой.

Босоногие
девчонки,

Озорной,
пугливый взгляд.

Прислонив к
глазам ручонки,

Вдаль смущённые
глядят.

И перед взором читателя – сквер 500-летия Токсова, берёзовая роща, в которой, –

Природа в
дремоте. Глубокая осень

Убогою нищенкой
тихо бредёт…

И поэт, сам не приемля покоя, пока не сработано всё задуманное, призывает, –

Эй, рощи,
очнитесь, давайте-ка бросим

Последний
червонец в её кошелёк!

И осень, словно вняв кличу поэта, встрепенулась, разомкнула вежды –

и пустилась
скупая

Бродить и
сбирать на пути медяки.

Ещё и теперь в
нашей роще мелькает

Червонная
рухлядь и тень от клюки.

Ничто
не ускользает от взора поэта. Здесь он видит – «Ветер уснул на листах. / В травах, закутавшись, спит…», там – «Утонула осень в нашем бездорожье. / Загулявшим гостем выбраться не может», а тут – «Как берёзку уводят метели / Под венец на крутой косогор…»

«Времена года» Павла Константинова сразу же полюбились читателям. Самобытная естественность его стихов сразу же ложилась на душу. И потому не вызывает удивления то, что когда токсовчане прознав о выходе в свет летом 2014 года второй книги стихов Павла Ивановича, обрушились на Токсовскую
поселковую библиотеку и библиотеку Токсовской средней школы с требованием –организовать встречу с поэтом.

Родня, родное, Родина, родители, родник, природа и …любовь – вот лейтмотив творчества
поэта. Вот что питает его поэзию, кто вдохновляет его, что позволяет
«…на божий свет смотреть / родниковыми
глазами».

И вновь поэт воспевает неповторимую природу Токсова, вновь признаётся в любви к
России и к любви к своей малой родине. Поэт вообще не стесняется говорить о
любви. О любви ко всему, что его окружает: будь то перо вороны, еловая хвоя,
болотце, кукование кукушки иль укус комара:

Потеплело.
Каждый рад.

Но нарушен
прежний мир:

К роднику, как
на парад,

Налетел комар-вампир

Тучей, гнусною
армадой,–

Всё по кровушку
мою.

С родника иду с
наградой –

«Комарилию» пою!

А есколько позже, уже в другом настроении, поэт пишет о том же комаре, но опять
– с любовью:

Он – с хоботом,
хитинно-крылый,

Трубит по лесу
во всю мочь.

Я им израненный.
Гонимый.

Бегу стремглав
из леса прочь.

Что завораживает в стихах Павла Константинова? Теплота. Неподдельность.
Жизненность. Добрые, светлые, согревающие. Поэт не ставит перед собой задачи –
поразить читателя чем-то этаким таким, заумным, неожиданным. Поэт говорит с
читателем задушевно, доверительно, не притворяясь, так, как говорит сама
природа. И потому так светлеют лица тех, кто читает или слушает «непритворные»
стихи Павла Константинова…

…30 октября Павла Ивановича встречали ученики и педагоги Токсовской школы.
Звучала светлая поэзия Константинова. Стихи Павла Ивановича наизусть читали
ученики, учителя и сам автор.

Ушёл циклон, и
враз похолодало.

На лужах
захрустел ледок.

От инея светлее
стало,

Но почернел
речной поток.

Чуть свет –
слетелися пичужки

На куст у моего
окна.

Пойду, насыплю
семечек в кормушку

(Бескормица – для
всех беда одна)

…И я знавал
голодную диету.

И вот скажу.
Познавши глад и хлад:

Покушал сам, и
накорми планету,

Пускай не всю,
вот этих птиц, хотя б!

Стихи Павла Константинова хочется цитировать и цитировать. От стихов Павла
Константинова не устаёшь. Но, увы, газетный формат требует закругляться.
Закруглимся мы стихотворением про любовь.

Старик и Рыбка

(почти по
А.Пушкину)

Сердце старое
заныло,

И Старик на
пляже плачет.

Подплыла к нему Рыбка,
спросила:

– «Чего тебе
надобно, старче?»

Ей с поклоном
Старик отвечает:

– «Смилуйся
государыня Рыбка,

Нет житья мне от
этой старухи.

Не найдёшь ли ты
мне молодухи?»

– «Не печалься.
Ступай себе, старый.

Вон их сколько
на пляже молодок.

Только крепко
подумай, охочий,

Ведь молодка,
поди, защекочет!»

…Сердце старого
скоро остыло.

И никто уж не
кличет Рыбку.

Не послушал,
слёг старый в могилу

И сполна
заплатил за ошибку.

Выходом второй книги стихов П.И. Константинов отметил своё 75-летие. Пожелаем нашему
земляку, поэту-самородку, поэту, взращённому самой природой, пожелаем сил,
здоровья, вдохновенья, любви и …третьей книги стихов. Книги, которую с
нетерпением ждут токсовчане.

Владимир Кудрявцев, прозаик, член приёмной комиссии Союза писателей Санкт-Петербурга и       Ленинградской области





Павел Иванович Константинов в гостях  у 4 класса.

2 октября 2014 г. по приглашению учителя 4 класса Галины Анатольевны на встречу с четвероклассниками пришел известный  поэт, токсовчанин Павел Иванович Константинов. Беседа с ребятами получилась интересной, душевной, как и стихи поэта, которые звучали в исполнении ребят.

P1090370.JPG P1090387.JPG

P1090363.JPGP1090366.JPG

P1090383.JPG

P1090367.JPG

P1090369.JPG

P1090374.JPG